понедельник, 4 мая 2009 г.

Братство во жилье

Я живу в старом кирпичном доме на Кутузовском проспекте. За пятьдесят лет своего существования он вобрал в себя и функционеров прежних времен (ныне озлобленных бедностью пенсионеров), и откровенных бандитов девяностых, хапнувших большие перестроечные деньги, но счастливо неотстрелянных (ныне наглых, но мирных граждан), а также новую политическую и деловую элиту.Эта разношерстная публика препиралась два года, но так и не смогла слиться в ТСЖ. Даже обыкновенную охрану двора и машин оказалось невозможно организовать без скандала. Братья- азербайджанцы из самого дальнего подъезда, хозяева одного из столичных рынков, не желая платить в общую копилку более чем скромную сумму, сделали собственную пристройку к подъезду и посадили туда человека с ружьем на круглосуточное дежурство. А депутат из самого ближнего к злополучному шлагбауму нашего подъезда требовал, чтобы его машину охраняли задарма, потому что он лицо государственной важности. Что ж, спасение утопающих – дело рук самих утопающих, стали мы своим подъездом собирать деньги на ремонт парадного. С богатых по 1000 руб. с бедных по – 100. С некоторым скрипом скинулись все кроме лица государственной важности, депутата Госдумы из Н-ской губернии. Он всё время выскальзывал из рук. То у него с собой нет таких мелких денег, то бумажник забыл, то очень спешит и юрк в «БМБ», то просит зайти через час, но в назначенное время дверь не открывает. Сплошные кошки – мышки. Чтобы лучше узнать противника, я даже залезла в сеть и с удивлением прочла, что наш распрекрасный депутат в 95-м был с Жириком, потом перекинулся к коммунистам, а теперь, понятное дело, в «Единой России» прохлаждается. Такого голыми руками не возьмешь. Вдруг нам подвалило счастье. Какой-то бизнесмен купил чердак и за пользование нашим входом обязался отремонтировать целиком подъезд, все восемь этажей. Вот свезло, так свезло. Уже на следующий день в подъезде весело суетились молдаване с украинцами. Две недели работа кипела и вдруг всех словно корова языком слизала. Оказалась, что жильцы нашего же подъезда накатали бумагу куда следует, что рабочие у нашего буржуя, хоть и ударно трудятся, но без регистрации. Да и сам он – лицо грузинской национальности, темная личность. Пришла комиссия и всех замела. Домогаюсь, кто накатал телегу – оказывается наш депутат, лицо государственной национальности. Подлянка заключалась в том, что регистрация у работяг была, но бизнесмен на кляузу обиделся и договорился с соседним подъездом. Чердак-то через весь дом идет. Теперь соседний подъезд сверкает новым кафелем, сладко поскрипывает новыми дверьми и белеет пластиковыми окнами на лестничных клетках, а мы, чертыхаясь, прыгаем через развороченные ступеньки и забиваем деревяшками давно рассохшиеся рамы.А ведь точно такая же истории уже приключалась со мной десять лет назад на Николиной горе. В советское время стояло там на общественной территории захудалое деревянное сельпо, в котором продавались прогорклая килька в бочке, черный хлеб буханками и серая, оплывшая халва. К концу 90-х, когда хорошая жизнь на Рублевке уже била ключом, инвесторы добрались и до этого сельпо. На собрании кооператива некий бизнесмен, уже открывший на Рублевке несколько ресторанчиков, бензоколонок и магазинов, предложил никологорцам снести это сельпо и построить на его месте современный магазин, а на втором этаже кафе. Всё за свои кровные. Единственное, что требовалось от никологорцев это отдать прилегающую к сельпо одну сотку земли, чтобы можно было организовать площадку для завоза продуктов и склад-холодильник. За эту сотку земли бизнесмен обещал электрифицировать все улицы поселка и наладить вывоз мусора с дач. Что тут началось! Ни пяди родной земли! Да, еще какому-то проходимцу, буржую поганому. Поганый буржуй тоже обиделся, пожал плечами, пошел в сельсовет и за малую мзду получил разрешение на аренду этой самой сотки на 49-лет. А сельпо выкупил у Райпотребсоюза. Стоит теперь посреди поселка прекрасный кирпичный магазин и кафе, куда захаживают все никологорцы. Только фонарей на дорожках по-прежнему нет, а мусор – есть. И они еще обижаются, когда Никита Михалков в одном из своих фильмов обозвал такой же поселок ироничным ХЛАМом (поселок худ-ков, лит-ров, артистов и муз-тов). Хлам не на дорожках, хлам – в головах.А вчера я случайно включила шайтан-ящик и вдруг вижу: наше лицо государственной национальности вещает в каком-то политическом ток-шоу про человеческую солидарность, про то, как важно вести работу по укреплению горизонтали власти, структур самоуправления, начиная с жильцов собственного дома. Боже, да наше лицо подтяжку сделало! Сейчас на политическом Олимпе очень важно стильно и моложаво выглядеть. Мы по-прежнему не солидарны друг с другом. С линией партии и правительства солидарны, с несчастными детьми в Палестине солидарны, даже с Уго Чавесом солидарны, а друг с другом – нет. Когда отчаявшиеся старики несколько лет назад вышли на улицу и перекрывали дороги, протестуя против плохо организованной реформы монетизации льгот, меня так резануло, что застрявшие в пробке водители накидывались на них с ненавистью. Они готовы были задавить пенсионеров, лишь бы проехать. Если бы мы были солидарны, то не послали бы в Госдуму такого пустобрёха. Ведь ему всё Божья роса. Он просто политический рантье, место которому было куплено братом коммерсантом.Средний возраст депутатов Госдумы – 49 лет. Возраст зрелый, а начинка недоразвитая. Достаточно посмотреть какой-нибудь парламентский час по телевизору и послушать, какие вопросы задают депутаты министрам, которых они вызывают, якобы, на ковер. Это же детский лепет. С такими кризис не одолеешь. А ведь у огромного большинства – корочки кандидатов экономических наук. Корочки есть, а мозга в них нет. Боюсь соврать, сколько из них владеет иностранными языками. Пять-десять человек? Потому что корочку кандидата можно купить, можно изобразить лицо государственной национальности, а знание языков не изобразишь. Недаром по соцопросу АРПИ «Кому в России принадлежит реальная власть?» россияне отвели Думе всего – 4%.За 15 лет существования Думы в ней так и не завилось профессиональных законодателей, зато лоббистов, осуществляющих связь между предпринимателями и чиновниками сколько угодно. Но если в 1993 году в Думу избирались офицеры, правозащитники, ученые, преподаватели вузов, юристы, то сейчас все места распределены между крупными бизнесменами, которые оплачивают избирательную компанию своих партий, и высокопоставленными чиновниками, когда те понимают, что дойдя до замминистра или вице-губернатора, достигли своего потолка.В нынешней Думе оказалось так много тузов, что для них даже вип кабинетов не хватило. Могут ли эти випы осуществить мозговую атаку и помочь стране вырваться из кризиса? Сомневаюсь. Министры хоть что-то пытаются сделать. А эти будут сидеть и ждать, пока цены на нефть снова начнут расти. Конечно, до маразма обсуждения во время газового кризиса охраны летучих мышей, как это было в парламенте Украины, мы еще не дошли. Но беспомощность наших избранников бросается в глаза. Почти все антикризисные законы инициированы правительством. А собственные инициативы депутатов чаще всего направлены на то, чтобы только остаться в политике. Возможно, это особенность нашего времени, когда серьезные темы забываются, а бестолковые остаются на слуху, но на обсуждение вносятся:или заведомо абсурдные, но идеологически верные, или вполне рациональные, но в нынешней ситуации невыполнимые, или заведомо скандальные, о которых все будут говорить. По всем трем пунктам ответственности никакой, а шуму много. Особенно умиляют предложения поднять рождаемость за счет раздачи семьям золотовалютного резерва. Лишать гражданства женщин, вышедших замуж за иностранцев. Ввести на телевидении ограничение на плохие новости, установить видеокамеры в кабинетах чиновников для борьбы с коррупцией. И что я особенно приветствую – переселить правительство из Москвы в Екатеринбург, Верховный суд – в Омск, Высший арбитражный суд – в Иркутск, а Конституционный суд – во Владивосток. Мало надежды и на «очень хороших людей с кругом знакомств», как называют популярных артистов и спортсменов, прошедших в эту Думу из-за моды иметь в списке пару-тройку знаменитостей. О чем мы думали, когда выбирали всю эту э-э-э вип- шушеру прошлой зимой? Что нефтяное счастье будет вечным? По данным «Левада-центра» две трети проголосовавших за «Единую Россию» отдавали свои симпатии не партии и её реальным кандидатам, а ВВП, как лидеру её списка. Да, с Путиным мы солидарны.